«Зови меня Мамой»: как Драг-матери взращивают новое поколение травести-див

«Зови меня Мамой»: как Драг-матери взращивают новое поколение травести-див

Be first to like this.

This post is also available in: English

В День матери, когда я разговариваю с пятидесятилетней Эдной Джин Робинсон – драг-квин из Далласа, штат Техас, она собирает вещи в двухнедельную поездку в Испанию. Мы болтаем о том, что она стала драг-«матерью» для пяти «девочек», включая Алану Николь Робинсон, Линду Лавлейс Робинсон (ныне покойную) и некоторых других. Эдна утверждает, что драг-«матери» — весьма частые фигуры на травести-сцене.

«Драг-«матери» действительно помогают молодому драглингу — так я их называю, «мои маленькие драглинги» — помогают им двигаться в правильном направлении, обучая всем тонкостям того, чтобы быть драг-квин», — говорит Робинсон. «Драг-«матери» указывают направление, делают подсказки и действительно делятся опытом и знаниями со своими протеже и/или другими травести-артистами, которые только начинают принимать участие в травести-представлениях».

Иногда молодой драг-артист просит более опытную Диву стать своей «мамой». Напротив, иногда случается, что профессионал берет под свое крыло более молодую драг-квин, для того, чтобы обучить ее некоторым базовым навыкам. Робинсон и другие драг-«матери» (например, знаменитая выпускница Drag Race Алисса Эдвардс, изображенная на фото выше с двумя своими травести-дочками, Шангелой и Лаганджей Эстранья) обучают начинающих Див секретам подготовки к выступлению, одалживают им платья, берут их с собой в походы по магазинам, всячески способствуют их продвижению и привлекают их для участия в шоу.

В House of Robinson «мать» Эдна Джин гарантирует, что ее «дочери» научатся делать свой собственный макияж и работать с микрофоном.

«Это навык, который абсолютно необходим каждому драг-артисту… уметь работать с микрофоном и заводить толпу, не бояться этого и быть ведущим», — говорит Робинсон. «Если вы умеете работать с микрофоном, вы можете работать в любом шоу, где угодно и когда угодно».

В этом клипе «Париж горит» Пеппер ЛаБейжа рассказывает о том, как быть драг-«матерью»:

Многие фанаты драга впервые познакомились с концепцией «драг-матери» через идею «house матерей», представленную в документальном фильме Дженни Ливингстон «Париж горит» 1991 года. Фильм начинается с Пеппер ЛаБейджа, гордо представившейся как «легендарная «мать» House of LaBeija», правившая Домом в течение двух десятилетий, и прославившаяся изрядной долей побед на конкурсах и бальных выступлениях, подчеркивающих ее авторитет.

Пеппер ЛаБейя помогает своим «детям» подготовиться к участию в соревнованиях на балах, где они ступают на подиум под фамилией Дома. Но она также буквально заботится о своих «детях», как настоящая мать, иногда даже предоставляя им крышу над головой после того, как их настоящие биологические родители вышвырнули их из дома за то, что они геи или гендер-квиры.

По словам Робинсона и других драг-исполнителей, концепция драг-«матерей» не сильно изменилась за годы, прошедшие между «Париж горит» и всемирным признанием «Drag Race» РуПола. В 2017 году РуПол выпустила трек под названием «Зови меня мамой», провозгласив себя драг-«матерью», которая продолжает постоянно оказывать «материнскую» поддержку новым поколениям драг-квин.

Но в то время как реалити-соревнование РуПола превращает талантливых драг-артистов в опытных драг-икон, РуПол на самом деле не драг-«мать» в типичном понимании этого слова, потому что она не помогает своим «девочкам» осваивать базовые навыки, а развивает только более продвинутых, и часто делает это через невзгоды, а не оказывает прямую практическую помощь. Кроме того, участники «Drag Race» часто имеют свои собственные драг-«семьи», такие как House of Davenport, House of Mateo или House of O’Hara, вместо того, чтобы брать имя РуПола.

«Очень часто, когда вы воспитываетесь драг-«матерью», вы берете фамилию своей драг-«матери». Это знак уважения, это знак гордости, и это фундамент дома», — говорит Робинсон. Она также говорит, что драг-«матери» и их «дочери» часто выбирают друг друга на основе общих черт.

Робинсон продолжает: «Например, House of Davenport, они все хорошо танцуют, они все отличные танцоры. Или посмотрите на House of O’Hara, они действительно любят костюмы. Танцоры пойдут к другим танцорам. Актрисы уйдут к другим актрисам. Я действительно думаю, что в каждой семье есть что-то общее и объединяющее ».

«Мои «дочери» пришли ко мне, потому что они хотели быть частью моего дома, который был отчасти комедийным и отчасти серьезным, и, возможно, имел многоликую внешность», — говорит Робинсон.

Как и Пеппер ЛаБейджа, Робинсон утверждает, что драг-«матери» часто принимают людей, подвергшихся предательству и изгнанию из их родных семей, и становятся для них семьями в травести-сообществе. К тому же драг-«матери» часто принимают в семью не только молодых травести-артистов, но и молодых геев, лесбиянок или трансгендеров.

Среди мужчин-геев, принятых драг-«матерями», есть бывшие мальчики-гоу-гоу, которые участвуют в таких мужских конкурсах красоты, как например, Mr. Gay USofA. Некоторые лесбиянки и транс-«дети» также принимаю участие в драг-мероприятиях или просто хотят быть частью заботливого дома.

У Робинсона на самом деле не было драг-«матери», как и Митболл (Meatball), исполнительницы из Лос-Анджелеса, которая появилась в первом сезоне «Dragula», участницы веб-сериала «Welcome to Meatland», которая сейчас выступает на сценах по всему миру.

«У меня была своего рода неофициальная драг-«мама». В Лос-Анджелесе нет драг-«семей», как в других городах. Это вроде как каждый сам за себя», — говорит Митболл.

Митболл рассказывает о начале своей карьеры так: «У меня был один человек, Марта Беатчу. Она была вся из себя и выступала по всему Лос-Анджелесу. Так что я подумала: «Ты будешь моей драг-«мамочкой»?», а она такая: «Я таким не занимаюсь». Она как-то раз сделала мне макияж, и я подумала: «Ты моя «мама»!». А потом я в отчасти заставила ее принять это, потому что я постоянно твердила, типа: «О, это моя мама-бродяга», хотя она никогда ничего не делала для меня, потому что я чувствовала, что это то, что я должна сделать сама. А теперь, годы спустя, мы даже не говорим об этом».

Однако по большей части Митболл научилась драг-мастерству самостоятельно.

«Я бы хотела, чтобы у меня был кто-то, кто научил бы меня шить платья или кто одолжил бы мне костюмы для выступления, устроил бы меня на концерты и на самом раннем этапе познакомил меня с нужными людьми. Такие люди очень необходимы, особенно в таком городе, как Лос-Анджелес, который уже просто переполнен травести-артистами», — говорит Митболл. «Хотела бы я, чтобы кто-нибудь помогал мне платить за вещи, когда я только начинала. Когда вы впервые начинаете переодеваться, то все это так дорого, потому что вы начинаете с нуля. О да, советы по макияжу! Я хочу, чтобы кто-нибудь, когда я впервые начала переодеваться подсказал бы мне, какую косметику лучше купить. Я бы, наверное, не сбрила брови и не выглядела бы все время как проклятый Волан-де-Морт.»

Митболл продолжает: «Когда вы только начинаете драг-карьеру, вы смотрите на тех, кто этим занимается более двух лет. А теперь я оглядываюсь на некоторых людей, на которых смотрела раньше, и думаю: «О, слава богу, я не застряла с ними в семье».

Митболл никогда никто не просил стать драг-«мамой», но к нему приходили более молодые и менее опытные дивы и просили помочь сделать музыкальный микс для их выступлений или помочь с шитьем. «Это похоже на ситуацию с мачехой-алкоголиком, когда я не хочу этим заниматься, но я делаю», — говорит Митболл.

Митболл также встречала нескольких «девочек», попытавшихся воссоздать ее внешний вид. «И я думаю, это лестно, — говорит Митболл, — хотя это немного странно видеть кого-то еще с твоим лицом, понимаешь?»

И Митболл, и Робинсон считают, что драг-«матери» и драг-«семьи» по-прежнему сильны, даже сейчас.

Митболл рассказывает, что у Мелиссы Бифирс есть House of Befierce в Лос-Анджелесе. Она устраивает спектакли и держит семью вместе; Бифирс и члены ее «семьи» постоянно работают вместе.

«Я думаю, что в этом мире Drag Race РуПола, драг-«матери» становятся все более обычным явлением, потому что драг-квин становятся все более известными, а те, у которых есть драг-«дети», действительно создают наследие», — говорит Робинсон.

«И драг-«дочки» тоже могут держать «мать» в напряжении», — говорит она. «Это держит вас в тонусе. Это так, потому что, если ты собираешься на сцену, ты выходишь туда под моей фамилией, в какой-то момент это действительно отражение матриарха. Есть ожидание, что ты будешь соревноваться на высоком уровне, и я думаю, что давление со стороны «семьи» исходит по большей части от «матери» ».

Так давайте же поблагодарим драг-«матерей» за всю работу, которую они делают!

Эта статья впервые была опубликована 13 мая 2018 г. С тех пор она была обновлена.

Перевел на русский Пользователь Hornet Midjet

Related Stories

Ларри Флинт: чемпион первой поправки Конституции США, союзник ЛГБТК, непримиримый провокатор
Топ любовных историй Манги о парнях, которые не оставят вас равнодушными
Забудьте про Адама и Стива: Вот 5 самых гейских историй из Библии
Трагическая история гей-пары в фильме «Оно» основана на судьбе Чарли Ховарда
Quantcast