Призыв о помощи: Исследование уязвимости ЛГБТИК-людей во время COVID-19

Призыв о помощи: Исследование уязвимости ЛГБТИК-людей во время COVID-19

Be first to like this.

This post is also available in: English Español Українська

Статья ниже была написана Полом Янсеном (Paul Jansen), старшим советником по вопросам глобальной информационно-пропагандистской деятельности, OutRight Action International.

Независимо от того, откуда вы это читаете, я не сомневаюсь, что вы чувствуете последствия пандемии COVID-19. Я тоже их чувствую. Это касается всех нас. Всех одинаково, и в то же время по-разному.

Мне не нужно говорить вам, что ЛГБТИ-люди являются одними из самых уязвимых групп людей по всему миру. Мы сталкиваемся с насилием, притеснениями, отсутствием признания — даже со стороны наших семей. Во многих местах наши личности криминализованы. В очень немногих случаях мы наслаждаемся подобием подлинного равенства. И во времена пандемии всё это усиливается. И из-за очень специфической природы нынешнего кризиса — закрытия общественных пространств и карантинов, а также «самоизоляции», которая заставляет нас оставаться дома изолированно, – всё это усугубляется ещё заметнее.

Отчёт от OutRight, «Уязвимость усилилась. Последствия пандемии COVID-19 для ЛГБТИК-людей», рисует пугающую картину.

Во всем мире ЛГБТИ-люди чрезмерно представлены в неофициальном секторе, часто полагаясь на ежедневные выплаты заработной платы и выживая без юридической помощи на рабочем месте. У слишком многих из нас не было иного выбора, кроме как продолжать работать, чтобы не оставаться без зарплаты. Слишком многие потеряли работу и вынуждены были вернуться домой, где их никто не поддерживает, где они всё еще сталкиваются с другой угрозой — бытовым или семейным насилием.

Вы используете доконтактную профилактику или принимаете антиретровирусные препараты? Или, возможно, проходите гормональное или другое лечение, подтверждающее пол? Мы слышали о перебоях в доступе к жизненно необходимым лекарствам, либо из-за чрезмерного спроса на препараты, нехватки аптек и строгих мер самоизоляции, либо из-за того, что всё, что не связано с ковидом, посчитали «несущественным», и препараты оказались недоступны. В Сербии, например, после завершения реализации последнего гранта Глобального Фонда по ВИЧ в стране несколько лет назад доступ к лекарствам от ВИЧ стал весьма проблематичным. Один активист сказал нам, что сейчас достать лекарства практически невозможно. Гормоны тоже было трудно получить — большинство членов сообщества получали их из-за границы, из Хорватии, что теперь, когда границы закрыты, не представляется возможным. Один активист из Чили сказал нам, что попасть в больницу почти невозможно, и даже если вы туда попадете, они говорят, что у них нет гормонов. Подобные истории приходят со всех уголков мира.

Помните, когда обрушилось цунами в Индийском океане, или ураган «Катрина», или землетрясение на Гаити, и консервативные религиозные и другие лидеры публично обвинили ЛГБТИ-людей в кризисах? То же самое происходит и сейчас. Заявления о том, что КОВИД-19 является божественным возмездием за однополые отношения и разрушение гетеронормативной гендерной идентичности и самовыражение, были сделаны, в частности, в Гане, Гайане, Кении, Либерии, России, Уганде, Украине, Соединенных Штатах и Зимбабве. Это ведет к дальнейшей стигматизации, еще большей ненависти и еще более оттесняет нас на задворки общества.

Вы можете подумать, чем это отличается от любого другого кризиса или любого другого похожего события? Мы всегда особенно уязвимы, мы всегда сталкиваемся с дискриминацией и проблемами доступа к здравоохранению, нас всегда обвиняют в самых нелепых вещах. Это действительно так. Проблемы, с которыми мы сталкиваемся, сейчас лишь усиливаются. Эту ситуацию делает уникальной одно обстоятельство, – экспоненциально увеличивая угрозы, с которыми мы сталкиваемся, и проблемы, с которыми мы встречаемся, — это ограниченный доступ к сообществу. Наши «выбранные семьи», наши общественные центры, мероприятия, организации, сайты и приложения, такие как Hornet, – это спасательный круг.

В настоящее время способы, которыми мы можем обратиться к нашему сообществу за поддержкой, ограничены только онлайн-средой и только теми людьми, кто может выйти в интернет. Кэтрин Сили из Сент-Люсии рассказала нам, что ее организация запустила онлайн-консультационную службу, и несколько человек позвонили буквально из шкафа, чтобы их не подслушали родственники. В то время как Татьяна в России рассказала нам, что призывы о помощи, о жилье, о еде массово выросли, так как люди потеряли работу и не хотят или не могут вернуться в свои жестокие семьи, но организации закрыты и также вынуждены соблюдать физическую дистанцию, в то время как ЛГБТ-приют переполнен и находится под карантином.

Как вы можете помочь людям в таких обстоятельствах? И как насчет юридического прогресса? Забудь об этом! В Сербии были отложены на неопределенный срок как юридические планы по признанию гендерного равенства, так и планы по созданию однополых партнерств. Елена боится, что они были отброшены назад на 10 лет. Каспарс в Латвии также сказал, что переговоры по партнерскому законодательству были приостановлены.

И хотя некоторые проблемы, с которыми сталкивается наше сообщество прямо сейчас, являются усугублением того, с чем мы сталкиваемся изо дня в день, отсутствие сообщества делает это усиление ошеломляющим, а потребность – подавляющей. Именно поэтому компания OutRight запустила глобальный фонд (Emergency Fund) поддержки в чрезвычайно ситуации COVID-19 LGBTIQ, чтобы поддержать ЛГБТИК-организации для поддержки наших сообществ по всему миру в этом беспрецедентном кризисе. Мы также продолжаем нашу юридическую работу – хотя и в режиме онлайн – для обеспечения того, чтобы усилия по реагированию на кризисы не оставляли позади наше глобальное сообщество. Потому что сейчас, возможно, больше, чем когда-либо, мы нуждаемся в немедленных действиях со стороны правительств, ООН и благотворительного сектора, чтобы предотвратить гуманитарный кризис ЛГБТИК.

 

Автор статьи Paul Jansen

Quantcast